Alexander Grishchenko (grisha_fomenko) wrote,
Alexander Grishchenko
grisha_fomenko

Categories:

Добродомовские изыскания

26 января 2007 г. на открытии научной сессии на филологическом факультете МПГУ проф. И.Г. Добродомов, заведующий кафедрой общего языкознания, известный этимолог (больше известный как критик существующих толковых словарей и специалист по «словечкам»), сделал доклад «История гортанной смычки в славянских языках».
По мнению И.Г. Добродомова, который уже давно занимается этой темой, в современном русском языке существует отдельная, очень редкая фонема <‘>, различающая слова суженный (причастие от сузить) и суженый ‘жених’, — и появляется она в данном случае на стыке приставки и корня в слове суженный: <с‘у>женный. Ещё пример: с Аней vs Саней (в первом — <с‘а>ней). Совсем недавно на эту тему защитила кандидатскую диссертацию аспирантка И.Г. Добродомова — Л.А. Щербакова, но она не готова была сделать вывод о фонологическом статусе гортанной смычки. Её диссертация посвящена современному положению звука [‘] в русском языке (замечу: без учёта и анализа экспериментальных данных, что сильно ослабляет работу), тогда как И.Г. Добродомов решает обратиться к истории её появления.
«Внимательное рассмотрение работ предшественников позволило мне установить, — замечает профессор, — что об этом звуке авторы “Сравнительной фонетики славянских языков” говорили — вслед за Фортунатовым… Звук [‘] обычно появляется перед гласным в начале слова: так, например, слово озеро может быть произнесено и как [‘óзьръ], и как [óзьръ]». После этого замечания И.Г. Добродомов процитировал А.М. Селищева и А. Мейе.
Селищев (здесь и далее цитирую по диктофонной записи — grisha_fomenko): «Начало слова по своей позиции может представлять отличие от позиций с соответствующими артикуляциями в середине слова. Особая позиция начала слова связана была с абсолютным началом слова, а также с особым произношением некоторых слов, начинающихся с гласного звука. Некоторые слова произносились в начале слова с эмфазой. Положение гортани при таком произношении слова, начинающегося с гласного звука, было необычное, при котором вибрация голосовых связок начиналась одновременно с поступлением струи воздуха. При эмфазе начальный гласный слова произносился так: перед его артикуляцией гортань закрывалась, струя воздуха взрывала препятствие в гортани, и вслед за этим она (струя воздуха) производила вибрацию голосовых связок, этой вибрации предшествовал гортанный приступ».
Мейе: «Судя по современному произношению, приступ в славянских начальных гласных был мягким. [Т.е. этого звука в славянских языках не было — И.Г.Д.] Но в то же время всякая начальная гласная славянских языков внутри предложения находилась в зиянии, между гласными в зиянии развивались переходные сонантные элементы», — Мейе не уточняет, что это за сонантные элементы.
Слияния гласных при зиянии в праславянском языке не было, между ними обязательно появлялись «прокладки» (примерно то же наблюдается, по мнению И.Г. Добродомова, и в современном беглом произношении слова человек, когда из него выпадают все срединные согласные, а зияние устраняется с помощью той же гортанной смычки — [чь‘ъ‘э́к], хотя, на мой взгляд, там чаще происходит именно слияние гласных в одну долгую, возможно, с восходяще-нисходящей мелодикой, но это только моё слуховое восприятие, равно как и у Добродомова, кстати).
Если Селищев полагал, что гортанный приступ возможен только в начале слова, то И.Г. Добродомов считает, что есть ещё один резерв для поиска истоков гортанной смычки — позиция конца слова после шумных согласных, т.е. исчезнувшее индоевропейское окончание им.п. *s. Исчезновение этого окончания произошло не сразу, а через ступень в виде гортанной смычки, которой мог прикрываться конечный слог, оставаясь при этом как бы открытым ([‘] — не совсем согласный), так что не нарушался праславянский закон открытого слога. Что же касается уже восточнославянских языков (после падения редуцированных), то в малорусских говорах эта гортанная смычка исчезла совсем, а в бело- и великорусских — ассимилировалась предшествующим согласным, который стал оглушаться благодаря регрессивности русской ассимиляции (сама гортанная смычка — глухая, конечно). Напр., *sadus > (под действием закона открытого слога) *sadu‘ > *sadъ‘ > *sad‘ (после падения редуцированных) > [sat] (в блр. и в.-русск.). Самое примечательное, что и на стыке оглушённого конца слова с начальным гласным следующего слова конечный согласный остаётся глухим, не восстанавливает свою исконную звонкость, как во флексиях: сад Ивана [сàт(‘)ывáнъ], — что напомнило проф. И.Г. Добродомову французскую liaison (напр., vous êtes [vuzεt]).
Конечно, как востоковед, Игорь Георгиевич может находиться под обаянием семитского айна…
Конечно, многие представители научного сообщества относятся к его гипотезе весьма скептически, особенно фонетисты, даже потешаются…



А это ведь, пожалуй, самая известная причуда (как многие считают) Игоря Георгиевича :)
Tags: И.Г. Добродомов, Этимология
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments